мобильная версия [РУС] [ENG] [КЫРГ]
  19 августа 2017
Центральноазиатская новостная служба
экономика общество политика новости компаний происшествия спорт анализ и комментарии жизнь в Центральной Азии
Инвестиции в амбициозный проект Китая по воссозданию Шелкового пути упали в 2016 году еще на 18%, - Financial Times

CA-NEWS (CA) - В прошлом году инвестиции в китайский «Новый шелковый путь» снизились, вызывая сомнения в том, что коммерческие предприятия привержены стратегии нового Шелкового пути, определяемой как геополитикой, так и стремлением к получению прибыли, говорится в статье Financial Times.

Двадцать восемь глав государств соберутся в Пекине в эти выходные на конференцию, которая будет «определять и приводить в действие» планы главы КНР Си Цзиньпина в отношении «Экономического пояса Шёлкового пути» и «Морского Шёлкового пути XXI века», впервые предложенных в 2013 году.

Среди главы государств собирающихся посетить Пекин: президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев, президент Беларуси Александр Лукашенко, президент России Владимир Путин.

В их числе президент Аргентины Маурисио Макри, президент Чили Мишель Бачелет, президент Чехии Милош Земан, президент Индонезии Джоко Видодо, президент Кении Ухуру Кениатта, президент Лаоса Боунханг Форачит, президент Филиппин Родриго Дутерте, президент Швейцарской Конфедерации Дорис Лойтхард, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, вьетнамский президент Тран Дай Куанг, премьер-министр Камбоджи Хун Сен, премьер-министр Эфиопии Хайлемариам Дессалегн, премьер-министр Фиджийян Вореке Баинимарама, премьер-министр Греции Алексис Ципрас, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, премьер-министр Италии Паоло Джентилони, премьер-министр Малайзии Наджиб Разак, премьер-министр Монголии Жаргальтулга Эрденбат, государственный советник Мьянмы Аун Сан Су Чжи, премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, премьер-министр Польши Беата Шидло, премьер-министр Сербии Александр Вучич, премьер-министр Испании Мариано Рахой и премьер-министр Шри-Ланки Ранил Викремесингхе.

«Один пояс и один путь» (выдвинутая Китаем инициатива объединённых проектов создания «Экономического пояса Шёлкового пути» и «Морского Шёлкового пути XXI века» - ред.) стал центральным элементом китайской экономической дипломатии и предметом агрессивной, а иногда причудливой пропагандистской кампании.

новый путь

Инициатива направлена на создание сети дорог, железных дорог, портов, электростанций и топливных трубопроводов, соединяющих Китай с Юго-Восточной и Центральной Азией, Ближним Востоком, Африкой и Европой.

По данным министерства торговли, на которые ссылается издание, прямые иностранные инвестиции из Китая в страны, являющиеся частью проекта «Один пояс — один путь» (BRI), упали на 2% в 2016 году и еще на 18% в 2017. Инвестиции 53 стран в прошлом году охватывают лишь 9% от общего объема и составляют $14,5 млрд.

Это снижение произошло, несмотря на 40-процентный скачок в притоке прямых иностранных инвестиции (ПИИ) в 2016 году, что привело к рекордным заграничным инвестициям и побудило регулирующие органы прекратить иностранные сделки с целью сдерживания оттока капитала.

Географическое распределение связанных с BRI прямых иностранных инвестиций по странам вызывает сомнения в том, какая часть этих инвестиций поступает в инфраструктуру. Среди стран BRI, ведущим инвестиционным направлением в 2016 году, был Сингапур, страна с высоким уровнем доходов и с хорошо развитой инфраструктурой, отмечает FT.

Председатель Комиссии по государственному имущественному надзору и управлению Китая Ксиао Якинг высказал мнение, что в «долгосрочной перспективе прямые иностранные инвестиции в проект будут расти».

По данным издания, некоторые банкиры и государственные предприятия жалуются в на то, что китайское правительство вынуждает их брать на себя проекты BRI, которые являются невыгодными.

Помимо прямых иностранных инвестиций, трансграничное банковское кредитование также является ключевым компонентом этой инициативы. Однако кредиты, выданные китайским банком развития, крупнейшим из трех государственных кредиторов страны, упали до $110 млрд в конце 2016 года, по сравнению с $111 млрд годом ранее, говорится в статье Financial Times.

print
Комментарии
Обсуждения закрыты
Who is Who о нас Реклама
×