мобильная версия [РУС] [ENG] [КЫРГ]
  18 августа 2018
Центральноазиатская новостная служба
экономика общество политика новости компаний происшествия спорт
Иноятов был в том положении, когда мог самостоятельно решать – уйти или остаться во главе СНБ Узбекистана. И никто ему в этом не указ, - эксперт

CA-NEWS (UZ) - Переход Рустама Иноятова с поста председателя Службы национальной безопасности на скромную - в сравнении с предыдущей - должность государственного советника президента Узбекистана по политико-правовым вопросам вызвала настоящий ажиотаж в СМИ. Об этом в эксклюзивном комментарии для CA-News рассказал востоковед Игорь Панкратенко.

«Либерально ориентированная общественность - в силу свойственной ей исторической безграмотности - сравнивает его с Лаврентием Берией и робко заявляет о том, что «это как бы очередная надежда для всего Узбекистана. Первой была смерть тирана, второй – устранение с политической сцены его правой руки и серого кардинала». Эпично, что и говорить…», - отмечает он.

«Но, пожалуй, наиболее верно и точно из тех, кто относился к Иноятову безо всякой симпатии, выразился активист общества прав человека «Эзгулик» Абдурахман Ташанов, заявивший, что «ажиотаж в социальных сетях, связанный с отставкой Иноятова – это отголоски наших страхов, которые копились в нас годами. Между тем, я не считаю, что уход Иноятова принесет большие изменения стране. Однако упорядочение системы законами может стать большой реформой», - рассказал эксперт.

По словам Панкратенко, адекватное обсуждение отставки/отстранения/перехода на другую работу Иноятова невозможно без понимания некоторых нюансов его отношений с Мирзиёевым. «Во-первых, в распоряжении главы СНБ была такая мощь, которой его оппоненты, конкуренты, недоброжелатели ничего противопоставить не могут. Поэтому рассказы о том, что человека, обладающего политическими, силовыми и финансовыми возможностями, которых нет ни у кого в Узбекистане, можно запросто отправить в отставку – могут вызвать лишь улыбку. Иноятов был в том положении, когда может самостоятельно решать – уйти или остаться на вершинах власти. И никто ему в этом не указ».

Во-вторых, одной из особенностей политической биографии Мирзиеева, на которую мало кто обратил внимание, является то, что на всех постах, где ему приходилось работать, он тесно сотрудничал с представителями СНБ в решении стоявших перед ним политических и экономических задач. Соответственно – у него тесные и рабочие взаимоотношения с Иноятовым, причем – каждый из них друг другу нужен.

И третье, по списку, но не по значимости. Иноятов, и Мирзиеев понимают всю сложность политической и экономической ситуации, в которой находится Узбекистан. Кстати, именно глава СНБ еще при жизни Каримова первым поставил вопрос о необходимости системных реформ в экономике страны – достаточно вспомнить наделавший в свое время много шума в узбекских верхах, а потому, очевидно, и ставший известным, закрытый доклад Службы национальной безопасности о кризисных явлениях в сельском хозяйстве.

Курс постепенных реформ сверху, который проводит сегодня Мирзиеев – это курс, который они разрабатывали вместе с Иноятовым. И в понимании того, что страна нуждается в модернизации – президент и экс-глава СНБ являются единомышленниками.

Как являются единомышленниками и в том, что именно СНБ является той единственной государственно структурой, но которую новое руководство Узбекистана может опереться в проведении контролируемых сверху реформ. Другой равноценной опоры у Мирзиеева просто нет, более того, попытка опереться на любую другую силу может обернуться утратой контроля за ситуацией в стране, а то и потерей власти.

Поэтому позиции Иноятова можно было бы считать незыблемыми. Если бы не одно «но». Точнее – целых два. Глава СНБ прекрасно понимает, что вместе со страной должна быть реформирована и возглавляемая им Служба. За 20 лет почти ничем неограниченных полномочий в ней накопилось слишком много проблем и слишком много нежелательных элементов. Которые не удержались от соблазнов обогащения, опьянели от вседозволенности, а получив немалые финансовые возможности - перестали связывать свое будущее с Узбекистаном. Весь аппарат СНБ нуждается в чистке и оздоровлении – с самого низа до генералитета, считает эксперт.

«Извините меня, но в последние годы сотрудники СНБ стали показывать свои удостоверения даже женщинам, торгующим семечками и сигаретами у въездов в кварталы и махали. Я еще не говорю о наездах на малый и средний бизнес, о запугиваниях предпринимателей, из-за чего предприниматели стали называть СНБ Службой Наезда на Богачей», - эти слова говорил Мирзиеев на встрече с аппаратом СНБ в начале 2017-го. Вот только широко известны они стали с санкции именно Иноятова. Который таким способом четко и недвусмысленно дал понять подчиненным – Службу ждут серьезные реформы, чистка рядов и повышение ответственности.

Вот только сам Иноятов еще год назад принял решение, что в полном объеме задачи реформирования Службы будут решать уже другие люди. Его состояние здоровья – сахарный диабет и проблемы с почками – оставляют ему все меньше сил. Он остается надежной опорой Мирзиеева, но еще год назад начал готовить свой уход.

И, главное, как опытный политик Иноятов прекрасно понимает, что является слишком одиозной фигурой для внешнего мира. Поэтому с момента пррихода Мирзиёева считал, что его уход с поста главы СНБ даже с пропагандистской точки зрения поможет и реформам в Узбекистане, и укреплению положительного имиджа страны за рубежом. Этот вариант с новым президентом страны они обговаривали еще в самом начале, и вот теперь это произошло.

«Но будет ли означать его уход ослабления СНБ? Ни в коей мере. По договоренности Иноятова и Мирзеева Служба национальной безопасности продолжит плотное разведывательное, контрразведывательное, а если потребуется – и силовое сопровождение реформ. Программа реорганизации самой Службы предполагает, как стало известно из хорошо информированных источников, акцент на ведение экономической контрразведки, активизацию борьбы с исламистским подпольем, сепаратизмом, наращивание разведывательных усилий на «ближних рубежах», в том числе – в Афганистане и других государствах. Ставится также задача трансформации СНБ из сугубо карательного органа в гибкий политический инструмент, способный «направлять» события в стране и за рубежом в нужное для Ташкента русло», - считает Игорь Панкратенко.

И хотя подобное происходило и раньше, сейчас подобную деятельность новое руководство СНБ будет проводить более ювелирно. В любой момент обращаясь за консультацией и поддержкой к новому государственному советнику президента Узбекистана по политико-правовым вопросам и члену Сената Олий Мажлиса Рустаму Иноятову, заключает эксперт.

print
Комментарии
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Who is Who о нас Реклама
×