мобильная версия [РУС] [ENG] [КЫРГ]
  24 сентября 2018
Центральноазиатская новостная служба
экономика общество политика новости компаний происшествия спорт
Саммит ШОС проходит на фоне G7 в Канаде и предстоящей встречи лидеров США и Северной Кореи, - эксперты

CA-NEWS (CA) - Все внимание сегодня приковано к предстоящей встрече лидеров США и Северной Кореи, а поэтому проходящий в эти выходные саммит блока региональной безопасности во главе с Китаем остался вне поля зрения международных обозревателей, говорится в статье гонконгского издания South China Morning Post, перевод которой приводит ИноСМИ.

Но когда в эту субботу в китайском портовом городе Циндао начнется ежегодная встреча руководителей стран-членов Шанхайской организации сотрудничества, там будут решаться важнейшие глобальные проблемы, начиная с напряженности на Корейском полуострове и иранской ядерной сделки, и кончая торговой политикой США.

Пекин постарается обратить внимание на серию важных трансграничных вопросов, особенно на инициативу «Один пояс — один путь», а также призовет к активизации сотрудничества в борьбе с «тремя силами зла», такими как терроризм, экстремизм и сепаратизм, о чем сообщает государственное информационное агентство «Синьхуа». В повестку дня также будут включены вопросы наркоторговли и киберпреступности.

ШОС была создана в 2001 году, и в нее вошли шесть стран-членов: Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. В прошлом году ее состав расширился до восьми членов, когда в ШОС приняли Индию и Пакистан. В работе этого блока участвуют четыре страны в статусе наблюдателей: Афганистан, Белоруссия, Иран и Монголия, а также шесть партнеров по диалогу, включая члена НАТО Турцию.

Встреча в Циндао совпала по времени с саммитом «Большой семерки» в Канаде. В это объединение входят семь крупных и развитых в экономическом плане государств, шесть из которых являются членами НАТО.

Роль и функции ШОС со временем расширялись. Если раньше в сферу ее деятельности входила только региональная безопасность, то сейчас она занимается вопросами политического и экономического сотрудничества, из-за чего критики называют этот блок евразийским противовесом НАТО.

Вот некоторые важные вопросы, которые будут рассмотрены на саммите.

Иранский фактор

Эта встреча станет первой зарубежной поездкой для иранского президента Хасана Роухани после принятого Трампом в начале мая решения выйти из ядерного соглашения с Ираном, которое было заключено в 2015 году. Против этого выступают Москва, Пекин и ряд ведущих европейских стран.

Соглашение предусматривает ослабление экономических санкций против Ирана в обмен на ограничение работ на некоторых ядерных объектах в этой стране. Китайский руководитель Си Цзиньпин и российский президент Владимир Путин, участвовавшие в заключении этой сделки, наверняка воспользуются саммитом для того, чтобы выразить символическую поддержку подписанному соглашению.

Эксперт по международной политике Артем Лукин, работающий в Дальневосточном федеральном университете во Владивостоке, сказал, что в заключительной декларации по итогам работы саммита «наверняка будет отмечено, что все стороны должны выполнять условия [иранской сделки]». «Однако ШОС вряд ли окажет прямое и открытое дипломатическое давление на США», — добавил Лукин. По его словам, Москва и Пекин скорее всего постараются решить этот вопрос в рамках механизма 5+1, в котором задействованы пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия, которая также участвовала в подписании иранской сделки.

Тем не менее пресс-секретарь китайского Министерства иностранных дел Хуа Чуньин (Hua Chunying) сказала, что по мнению Китая иранский вопрос не должен затмить собой весь саммит. «Мы надеемся, что все стороны сосредоточатся на теме саммита», — заявила она в четверг.

Связка Си — Путин

Пекин и Москва отложили в строну свои разногласия, и сплотились, поскольку у каждой из этих стран возникла напряженность в отношениях с Вашингтоном. В среду китайское государственное кабельное телевидение показало интервью с Путиным, в котором российский руководитель акцентировал внимание на своих личных взаимоотношениях с Си Цзиньпином, вспомнив, как они вдвоем праздновали его день рождения в 2013 году.

Однако Лукин отметил, что тот энтузиазм, с которым Россия встречает нынешний саммит, объясняется принятием в ШОС в качестве полноправных членов Индии и Пакистана. «Китай с меньшим энтузиазмом относится к такому расширению, особенно, что касается принятия Индии. Есть опасения, что ШОС в расширенном составе будет менее эффективной и дееспособной», — сказал он.

«Поэтому Россия постарается доказать, что включение Индии и Пакистана, а вслед за ними других стран, таких как Иран, сделает ШОС более эффективной, дееспособной и влиятельной организацией. Для Москвы ШОС также должна стать одним из главных оплотов борьбы против западной гегемонии во главе с США и альтернативой такой гегемонии, — отметил Лукин. — В то же время ШОС в расширенном составе должна выступить в качестве многостороннего балансира, мешающего возможным попыткам Китая доминировать в континентальной части Евразии, хотя эта конкретная цель тщательно скрывается».

Индия, Пакистан и Китай

Премьер-министр Индии Нарендра Моди приедет в Китай уже во второй раз за два месяца, и это является отражением попыток двух стран улучшить двусторонние отношения, в которых в прошлом году возникла напряженность из-за продолжительного пограничного спора в Гималаях.

Выступая в прошлые выходные в Сингапуре на Азиатском форуме безопасности, Моди старательно избегал упоминания Четырехстороннего диалога по безопасности, в котором участвуют США, Япония, Индия и Австралия. Тем самым он заслужил похвалу китайского Министерства иностранных дел.

Однако Пекин пока не сумел заручиться поддержкой Дели в реализации своего масштабного инфраструктурного плана «Один пояс — один путь». Индия считает, что основой этого плана является китайско-пакистанский экономический коридор, который проходит через спорный Кашмир, и видит в этом нарушение своего территориального суверенитета.

Теперь, когда Индия и Пакистан вступили в ШОС, ученые и эксперты по индийским делам считают, что будут какие-то неофициальные контакты между руководителями двух стран, но без каких-либо подвижек по проектам «Одного пояса — одного пути».

«Может быть предпринята попытка улучшения отношений, однако индо-пакистанские отношения чрезвычайно сложны, и очень трудно предсказать, какова будет их динамика», — сказал Раджив Ранджан Чатурведи (Rajeev Ranjan Chaturvedy), внештатный научный сотрудник Школы международных исследований им. С. Раджаратнама при Наньянском технологическом университете в Сингапуре.

Индия предпочла бы сосредоточить внимание предстоящего саммита на контртерроризме, на международной энергетике, на вопросах нетрадиционной безопасности и сотрудничестве в рамках развития, отметил Чатурведи.

Преподаватель геополитики Манипальского университета профессор Мадхав Налапат (Madhav Nalapat) сказал, что успешная дискуссия по инициативе «Один пояс — один путь» невозможна, если «часть китайско-пакистанского экономического коридора пройдет по территории, которая является индийской, но незаконно оккупирована Пакистаном».

Моди снова встретится с Си в субботу на полях саммита ШОС.

Синьцзян и Центральная Азия

Правозащитные организации и высокопоставленные американские руководители резко критикуют Пекин за религиозные преследования и ужесточение мер безопасности в отдаленном западном регионе, носящем название Синьцзян-Уйгурский автономный район, где проживает одна из самых многочисленных мусульманских общин в стране.

Лора Стоун (Laura Stone), исполняющая обязанности заместителя помощника госсекретаря по восточноазиатским и тихоокеанским делам, заявила в апреле в Пекине, что Соединенные Штаты серьезно обеспокоены арестами десятков тысяч уйгуров и прочих мусульман и могут принять меры против Китая.

В последние месяцы в Синьцзяне задержали тысячи уйгуров, якобы «поддавшихся экстремистскому влиянию», которые были направлены в «лагеря на перевоспитание». Критики говорят, что Синьцзян-Уйгурский автономный район превратился в настоящее полицейское государство.

Встревоженный терактами в Европе и расползанием боевиков «Исламского государства» с Ближнего Востока по всему миру, Китай настороженно следит за любыми признаками экстремистского воздействия на своих мусульман, численность которых составляет 23 миллиона. В основном это народность хуэй и уйгуры.

Соединенные Штаты рассматривают вопрос о введении санкций против китайских руководителей, ответственных за репрессии против «десятков тысяч» мусульман в Синьцзяне.

Китайская кампания против терроризма и исламского экстремизма также вызывает определенное недовольство в ряде стран Центральной Азии, которые входят в состав ШОС и граничат с Синьцзяном. По поступающим из Китая сообщениям, в Синьцзяне задерживают этнических казахов.

На встрече в Пекине в конце мая министерство иностранных дел Казахстана выразило обеспокоенность в связи с арестами в Китае казахов, о чем сообщает вебсайт этого ведомства. Однако этот вопрос вряд ли будет обсуждаться на саммите в Циндао, поскольку в повестке дня будет много более важных региональных проблем.

«ШОС является организационно-правовым механизмом, который дает возможность центральноазиатским странам проводить многовекторную внешнюю политику, маневрируя между великими евразийскими державами, такими как Китай, Россия, а теперь и Индия», — сказал Лукин.

Китайско-монгольские отношения

Хотя Монголия в ШОС является наблюдателем, Китай будет внимательно смотреть за ее новым президентом Халтмаагийном Баттулгой, который приедет на саммит организации впервые. Баттулга стал президентом в прошлом году, проведя популистскую кампанию с антикитайской риторикой.

У Китая и Монголии близкие, но исторически весьма напряженные отношения. До 1911 года Китай правил Монголией как своей территорией, и эта страна подозревает, что когда-нибудь южный сосед попытается вернуть себе утраченные земли.

В 2016 году Пекин воспользовался своими экономическими и географическими преимуществами, чтобы поставить Монголию на колени, когда Улан-Батор пригласил Далай-ламу посетить страну с четырехдневным визитом. Затем Монголия объявила, что больше не станет приглашать к себе духовного тибетского лидера, живущего в изгнании.

Монголия, с 2004 года имеющая статус наблюдателя в ШОС, не проявляет особого интереса к полноправному членству в этом блоке, хотя Китай в 2014 году говорил о такой возможности.

print
Комментарии
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Who is Who о нас Реклама
×