[РУС] [ENG] [КЫРГ]
  13 ноября 2019
Центральноазиатская новостная служба
экономика общество политика новости компаний происшествия спорт
«Положение о соотечественниках» - корпоративный сговор между МИДом и силовыми структурами Узбекистана , - эксперт

CA-NEWS (UZ) -  В Интернете появилось сообщение с ссылкой на Минюст, что правительство Узбекистана 14 апреля 2019 года утвердило «Положение о порядке оформления приглашения и предоставления многократных въездных виз для соотечественников, проживающих за рубежом, и членов их семей, а также их временной прописки органами внутренних дел“.

Сам документ в «Lex.uz» - Национальной базе национального законодательства Республики Узбекистан — обнаружить не удалось. Журналист, писатель, политик и бывший сотрудник МИД Узбекистана, ныне проживающий в эмиграции в Швейцарии Алишер Таксанов проанализировал документ, частично опубликованный в соцсетях, в эксклюзивном комментарии CA-News.
Могу сразу заявить, что документ не только «сырой», недоработанный и противоречив, более того, он направлен на саботаж тех идей, что были заложены президентом Шавкатом Мирзиёевым при поездах в дальнее зарубежье. Авторами «Положения», а это, в основном из Министерства иностранных дел, сознательно искажены основные цели, которые были провозглашены главой государства для расширения международного сотрудничества и привлечения инвестиций, капитала, профессионалов, укрепления имиджа республики на мировой арене, считает эксперт.

По мнению Таксанова, прежде всего, понятие «соотечественник» заменено понятием «родственник», что искажает смысл всей идеи. Соотечественник — это бывший гражданин Узбекистана, который эмигрировал в другое государство, однако остался культурно, экономически, духовно связанным с исторической родиной. Это огромный пласт людей, которые на новом месте приобрели знания, профессии, финансовые ресурсы, заняли достойное положение в обществе, и теперь хотели бы оказать поддержку Узбекистану в экономическом и социальном развитии, получении новых технологий и управленческого опыта, демократическом строительстве. Это благородный порыв,это мощная база для Узбекистана во вхождению в международный рынок, это лоббистская группа, открывающая двери во многие политические и экономические структуры, это, в конце концов, туристы, инвесторы, кредиторы, волонтеры.

Согласно «Положению», для приглашения соотечественников в Узбекистан в управления миграции и оформления гражданства, их городские отделения в числе прочих подается документ, подтверждающий родственные связи приглашающего и соотечественника. Иначе говоря, чтобы соотечественник приехал в республику, необходимы родственные связи. Между тем, большинство мигрантов — а с 1989 по 2019 годы это более 2 млн. человек — уехали с семьями (евреи, немцы, русские, поляки, украинцы, литовцы, корейцы, а также и представители титульной нации), и у них практически никого из родственников не осталось или родственники в такой отдаленной связи, что проследить их отношения требуется большинство документов.

Таким образом, МИД сознательно отсекло от соотечественников тех, кто не имеет родственников в Узбекистане, отмечает эксперт. Трудно сказать, какова была причина этого, но думаю, эксперты исходили из политической составляющей: ведь эмигрировали из-за экономической и национальной политики правительства, не способствующей развитию отдельных личностей, этнических групп и народностей, из-за криминалитета и репрессий, этнических конфликтов (турки-месхитинцы). И сегрегация соотечественников по политическим соображениям есть некая завуалированная форма мести, есть механизм репрессии, который ныне проводится внешнеполитическим ведомством Узбекистана. Иначе говоря, МИД может отказывать во въезде по одному ему известной причине. Но могу уверить, что даже родственные связи не помогут вернутся в качестве соотечественников политическим беженцам, получивших гражданство в других странах.

Во-вторых, по мнению Таксанова, наличие родственников в Узбекистане может рассматриваться как некая форма заложничества: всегда можно оказать давление, если «соотечественник» начнет выражать свое недовольство, протестовать по каким-либо причинам (например, конфискацией его активов, расторжением контракта, рейдерского захвата и т.д., то есть всего такого, что имело место все эти годы в отношении иностранного капитала), выступать в зарубежной прессе, обращаться в международные организации и к своему правительству. Всегда МИД в «компании» с силовыми структурами может приструнить этого человека, оказывая давление на его родственников - граждан Узбекистана; этот метод успешно применялся в советские годы КГБ и ныне востребован ведомством Абдулазиза Камилова (МИД РУз - прим.ред.).

Эксперт подчеркивает, что при этом министре МИД приобрел функции карающего органа. В частности, оно представляет документы на лишение гражданства тех лиц, которые уехали из Узбекистана и не встали на консульский учет, хотя для мировой практики это нонсенс и нелегитимно. А.Камилов настоял, чтобы сроки лишения гражданства по утрате были сокращены с 5 лет до трех, и никаких пояснений к этому не привел. Зато при его «содействии» гражданства лишились тысячи человек. При Камилове также МИД оказался в орбите интересов Службы национальной безопасности, и большинство работников консульств и посольств являются сотрудниками спецслужб. Поэтому поступает множество жалоб на неэффективность работы консульских учреждений за рубежом, а это объясняется тем, что там псевдодипломаты заняты совсем другой работой — поиском смутьянов, вербовкой агентов в узбекской диаспоре, контроле за инакомыслящими, проживающими за пределами Узбекистана.

Новое «Положение» - это отражение всей этой картины. Ведь процесс приглашения будет согласовываться с СНБ, а там уже есть списки соотечественников, которые составлены МИДом. Политически нелояльных, имевших когда-то конфликты с узбекской властью, отсекут сразу, считает эксперт.

Кроме этого, есть и огромная бумажная волокита: например, не существует такого документа и органа, который подтверждает родственные связи. В Свидетельство о рождении вписаны родители, но нет информации о братьях, кузенах, дядях, дедушках, дальних родственниках. Придется собирать множество сертификатов о рождении, браке, смерти, чтобы показать цепочку родственной линии от приглашающего к соотечественнику. А если в цепочке есть родственники, которые развелись, то является ли это фактом утраты родственности? А если эти люди живут в других странах, то сколько времени и усилий потребуется, чтобы получить от них эти документы?

Резюмируя сказанное, «Положение о соотечественниках» - это та же гостевая виза, просто усложненная, отмечает Таксанов. Более того, приглашающие делают как бы сами на себя донос в СНБ, описывая свои родственные связи. Для получения визы «ватандош» нужно заплатить 300 долларов и она действительна в течение двух лет. Между тем, соотечественник — занятой человек, он не может слишком часто прилетать, ему проще заплатить 50 долларов и въехать как турист. Двухгодичность визы — это тоже форма репрессии, ведь ее можно будет не продлевать тому, кто показался «недружелюбным» для властей.

Виза «Соотечественник» или, что лучше, документ «Соотечественник» в форме идентификационной карты должны иметь срок действия не менее 10 лет и быть бесплатными. Потому что экономический эффект от соотечественников перекроет все доходы МИДа, который получает от выдачи въездных виз. Но здесь вновь всплывают корыстные интересы А.Камилова.

В таком виде, как оно принято, «Положение» указывает на корпоративный сговор между МИДом и силовыми структурами. Это завуалированная форма саботажа и сведение к минимуму тех усилий, что делает Шавкат Мирзиёев, пытаясь вывести Узбекистан из коллапса. Наивно полагать, что все чиновники рады трансформационным изменениям, они всячески стремятся исказить политику и вызвать недовольство у граждан, чтобы, управляя процессом, вернуть себе утраченные позиции. И в этом ракурсе соотечественники могут быть их серьезными оппонентами, заключает Алишер Таксанов.

print
Комментарии
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Who is Who о нас Реклама
×