[РУС] [ENG] [КЫРГ]
  11 декабря 2019
Центральноазиатская новостная служба
экономика общество политика новости компаний происшествия спорт
Бросил школу, торговал верблюдами: кто правит Суданом?

CA-NEWS (CA) -  Второй месяц Суданом правит военная хунта, положившая конец 30-летнему правлению бывшего президента Омара Башира. Один из ее лидеров - Мохаммед Хамдан Даголо, в прошлом руководитель военнизированной группировки "джанджавид", печально известной своей ролью в конфликте в Дарфуре 16 лет назад, передает BBC.

Хамдана, известного как Хемети, обвиняют в жестоком подавлении протестов в начале июня, когда погибли сотни человек.

Что мы знаем о втором человеке в иерархии военной хунты?

Мохаммед Хамдан родом из той части Судана на западе страны, где политика, бизнес и война часто переплетаются друг с другом. Хемети не входил в число военной элиты Судана и даже не закончил школу. Он торговал верблюдами и сумел разглядеть в войне шанс стать богатым и влиятельным.

Командир из Дарфура управляет десятками тысяч человек, которые лучше экипированы и получают более высокое жалование, чем военнослужащие армии Судана. У него достаточно денег, чтобы финансировать ополчение. У него есть концессии на добычу золота в Судане. Он может рассчитывать на влиятельных друзей в Саудовской Аравии и их союзников в Персидском заливе.

Как же ему это удалось?

Начало пути к власти

Карьера Хемети началась в 2003 году, когда в Дарфуре - западном регионе Судана - местные африканские племена, занимавшиеся сельским хозяйством, выступили против правительства в Хартуме.

Правительственным войскам было сложно справиться с местными партизанами, и армия стала нанимать арабских ополченцев. Эти полувоенные формирования стали известны как "джанджавид" - что можно перевести с арабского как "вооруженные джинны на лошадях".

Тогда Хемети был амбициозным молодым человеком, которому еще не было 30 лет.

Он родился в 1975 году в арабском племени махамид, которое разводило верблюдов. Бросил школу в 16 лет, чтобы заняться поставкой верблюдов из Дарфура и Чада в Ливию и Египет (его дядя Джума Донголо был лидером клана, члены которого живут в Судане и в Чаде).

В первые годы конфликта в Дарфуре Хемети обеспечивал безопасность караванов в этом регионе и постепенно разбогател. Вскоре он стал нанимать бойцов для бригады ополчения "джанджавид".

Деньги, власть и война

Как и многие другие люди в Дарфуре, Хемети считал военные действия "возможностью заработать деньги", говорит Алекс де Ваал, который был посредником в мирных переговорах в 2006 году и написал книгу "Реальная политика Африканского Рога: деньги, война и бизнес власти".

Еще с середины 1980-х годов власти Судана привлекали военизированные формирования к борьбе с повстанцами, поскольку это оказывалось дешевле, чем задействовать регулярную армию. Взамен те могли мародерствовать и контролировать определенные территории, рассказал де Ваал Би-би-си.

Конфликт в Дарфуре пошел на пользу Хемети, у которого обнаружился политический талант - маневрировать в системе, вознаграждающей беспощадность.

Беспощадность окупается

Проправительственные арабские формирования в разгар конфликта в Дарфуре в 2003 году обвиняли в терроре против африканского населения Дарфура.

Во время борьбы с местными жителями тысячи деревень были стерты с лица земли, женщин и девочек-подростков насиловали.

По оценкам ООН, более 300 тысяч человек погибли в результате насилия или болезней, вызванных конфликтами, голодом или в результате обезвоживания.

По оценке ЮНИСЕФ, и сейчас 5,5 млн человек нуждаются в гуманитарной помощи, 2,6 млн из них - дети.

Но лидерам военизированных формирований, воевавших от имени правительства Судана, беспощадность оказалась на руку. В 2006 году тысячи бойцов ополчения "Джанджавид" были официально включены в состав спецслужб.

Им были выданы соответствующие документы и военная форма. Им стали платить зарплату, что вызвал некоторую напряженность в регулярной армии.

Ополченцы подняли цены

Но ополченцы считали, что получили недостаточно за грязную работу в Хартуме, и некоторые из них организовали мятеж. В конце 2007 года Хемети и его товарищи ушли в горы, но затем снова заключили договор с Хартумом - в обмен на деньги и оружие.

Детали этих договоренностей остаются тайной. "Мы не были настоящими повстанцами, мы просто хотели, чтобы правительство вспомнило о нас, - говорил Хемети в интервью в 2009 году. - Мы просто хотели привлечь внимание правительства. Сказать им, что мы хотим соблюдения наших прав: военные звания, политические посты..."

"Создание монстра"

Омар Башир правил Суданом 30 лет. Эксперты обвиняют Башира в том, что он, расширяя права и возможности ополченцев, "создал монстра", которого правительство не смогло контролировать, отмечает в статье в журнале Foreign Policy исследователь Судана Жером Тубиана.

_107488886_bashir

"Образованные люди в Судане считают, что Хемети - катастрофа, созданная Баширом", - говорит Омар эль-Тайеба Ахмед из Арабской Службы Би-би-си.

После начала конфликта в Дарфуре Международный уголовный суд предъявил обвинения Омару Баширу.

Опасаясь переворота, Башир стал ослаблять армию и давать все больше полномочий спецслужбам и ополченцам, что еще больше ухудшило его отношения с армией.

В 2013 году вооруженные формирования Хемети стали "Силами быстрого реагирования". А два года спустя, когда Башир решил решил направить войска на помощь Саудовской Аравии в ее войне в Йемене, их костяк составили как раз "Силы быстрого реагирования". Они перешли под личный контроль президента, а попытки подчинить их армии провалились.

Мощная сила

Согласно исследованию Small Arms Survey, проведенному в 2016 году, в "Силах быстрого реагирования" состояли от 10 до 20 тысяч человек. По некоторым оценкам, в настоящее время число доходит уже до 50 тысяч.

У этих сил больше солдат и мобильных отрядов (на пикапах), чем у официальных вооруженных сил Судана.

Хемети может похвастаться тем, что у него от 15 до 20 тренировочных лагерей, хотя он отказывается говорить, где они находятся. Он также утверждает, что пользуется поддержкой лидеров 67 арабских племен и 50 бывших лидеров повстанцев.

Его связи и финансирование также впечатляют.

Де Ваал говорит, что один из основных сторонников Хемети - Таха Хусейн, который в прошлом был главой президентской администрации. Именно Хусейн организовал отправку "Сил быстрого реагирования" в Йемен, он поддерживает контакт между Хемети, Саудовской Аравией и ОАЭ.

По словам Жерома Тубиана, Хемети также утверждал, что зарезервировал около 350 млн долларов на тот случай, если придется спасать Судан от финансового кризиса, и говорил, что получил эти деньги за свою роль в войне в Йемене, а также от добычи золота в Судане.

Хемети стал настолько могущественным, что никто из военных его больше не может игнорировать, говорит Омар эль-Тайеб Ахмед. И когда президент Башир в апреле был свергнут, западные дипломаты поспешили пожать руку не председателю переходного военного совета Абделю Фаттаху аль-Бурхану, а его заместителю - Хемети.

Подавление протестов

На данный момент Хемети и переходный военный совет представляют единый фронт - и подавляют демонстрантов, требующих демократических перемен.

Хемети был первым высокопоставленным офицером, который поддержал демонстрации против Башира, но вскоре перешел на другую сторону и заявил, что в ряды протестующих проникли жулики и наркоторговцы.

Его формирования применили силу, в результате чего в июне погибли более 100 человек. Десятки тел, по информации связанных с оппозицией врачей, были брошены в Нил.

Сам Хемети заявляет, что у военной хунты есть мандат доверия народа на формирование правительства технократов.

print
Комментарии
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Who is Who о нас Реклама
×