логотип
Кыргызстан, анализ и комментарии
Как «тихий мальчик» из Оша стал террористом-смертником в метро Петербурга, - репортаж РБК
11.04.2017 10:24

CA-NEWS (KG) - «Петербургский смертник» Акбарджон Джалилов обладал идеальной биографией. В ней не было ни приводов в милицию, ни связей с радикалами, рассказали РБК родственники погибшего и представители кыргызской милиции. Почему «тихий мальчик» из Оша радикализировался вдали от родины.

​Тихий светский мальчик

Взрыв в метро Санкт-Петербурга потряс не только Россию, но и жителей кыргызского города Ош, уроженцем которого был предполагаемый подрывник-смертник, 22-летний этнический узбек Акбарджон Джалилов. Тихий, неконфликтный и никогда религией не увлекавшийся — именно так вспоминают юношу родственники, соседи, друзья и учителя, с которыми пообщался РБК.

Неприметное одноэтажное здание, осыпавшаяся плитка у фундамента, рядом играют дети — до 2009 года Джалилов жил здесь в микрорайоне Туран, где до сих пор стоит много недостроенных домов.

Соседи уверяют: семья у Акбара — тихая и бесконфликтная. В доме и сейчас живут его родные дяди с женами. За воротами стоят тетки Джалилова Сурайе и Еркиной, женщины еле сдерживают слезы. Почти все родственники за последние дни побывали на допросах в милиции и Госкомитете национальной безопасности Кыргызстана (ГКНБ).

Дядя Джалилова Хасанбой так и не хочет верить, что племянник мертв: «Надеюсь, мне позвонит мой любимый племянник и поздоровается со мной... Мы обсудим жизнь и карьеру. Я не верю, что он сам это сделал... Они воспользовались его добротой и послушанием».

Родственники хором говорят, что Акбар не тяготел к религии, по крайней мере когда жил в Оше. Имамы и прихожане окрестных мечетей его не помнят, он регулярно не творил намаз дома и не ходил на пятничную молитву.

Бывшая классная руководительница Джалилова Фатима Кадыржанова, которая учила его с пятого по восьмой класс в школе № 26 им. Токтогула, растеряна не меньше родственников.

«Во вторник я устала и не смотрела новости вечером, а в среду директор срочно вызвал нас. Когда мы узнали, что в Петербурге взорвался наш бывший ученик, все были в шоке. С директором разговаривали сотрудники Десятого главного управления МВД (борьба с терроризмом, экстремизмом и нелегальной миграцией — ред.), — рассказывает учительница. — Но Акбар был очень светским. Тихий мальчик, учился средне, иной раз был вынужден прогуливать уроки, чтобы помочь родителям. Родители интересовались его учебой и ходили на родительские собрания, но наши жалобы были только на двойки в диктантах и прогулы. Если и бывают хулиганы в школе, то это точно не он».

В школе вспоминают, что Акбарджон мог заплакать, если учительница поднимет на него голос. Он увлекался футболом, физкультурой, информатикой и русским, с удовольствием учил стихи. «А вот по химии и физике у него были двойки», — учительница просто не верит, что ее бывший подопечный сумел сам собрать бомбу.

«Чистая» биография с «белыми пятнами»

Никто из наших собеседников так и не смог вспомнить ни одной хулиганской выходки погибшего. Не попадал молодой Джалилов и в поле зрения кыргызских силовиков.

«Парень из благополучной семьи, нигде на учете не был. Все произошедшее шокировало жителей Оша. В последние годы он жил в России, и это ошибка российских силовиков — ФСБ и полиции», — представитель пресс-службы ГУВД по Ошу Замир Садыков в разговоре с РБК на миг теряет профессиональное самообладание. Но тут же выправляется и уверяет, что местные силовики делают все возможное для профилактики экстремизма.

Социальный портрет смертника: кем были взорвавшиеся в России террористы

Источник РБК в МВД Кыргызстана говорит примерно то же — местная биография взорвавшегося в Петербурге Джалилова-младшего, как и всей его семьи, «чистая», «без засветов». Никто не состоит на профилактическом учете и не имеет связей с радикальными религиозными течениями.

Кыргызские силовики делают вывод, что опасные связи могли возникнуть у погибшего именно в России, о чем родственники могут и не знать. «В Ош он приезжал в последние годы ненадолго, и маловероятно, что контактировал здесь с какими-то экстремистами. Скорее всего, он вступал в контакт с такими людьми в России», — рассуждает собеседник.

Петербургский период

Джалилов, как и многие молодые узбеки из Оша, не стал кончать среднюю школу, а пошел работать после восьмого класса. Но в Оше он остался ненадолго.

В 2010 году многие узбеки тогда обратились в российское консульство для получения гражданства и получили паспорт по упрощенной схеме, рассказал РБК почетный консул Кыргызстана в Санкт-Петербурге Таалайбек Абдиев.

Не стала исключением и семья Джалиловых. Сначала гражданство получил отец Акбарджона Акрам, а затем, в 2011 году, и сам подросток: ребенку до 16 лет, один из родителей которого является гражданином России, российский паспорт получить несложно. Вышло так, что Акбарджон Джалилов в 16 лет стал россиянином, а вот паспорт родной страны так и не получил.

Каждый день из Оша летает несколько прямых рейсов в Москву. Большинство молодых уроженцев Кыргызстана едут в Россию, чтобы прокормить семью и накопить на женитьбу, рассказал РБК Тахир Сабиров, представитель ошского общественного фонда «Улыбка». Вдали от дома мигрантам приходится тяжело, кто-то рискует попасть под влияние религиозных экстремистов, другие — стать жертвами трудового рабства, говорит Сабиров.

В России находятся более 600 тыс. трудовых мигрантов из республики, сообщил председатель государственной службы миграции страны Медетбек Айдаралиев в феврале 2017 года. Говорят, впрочем, что на самом деле кыргызских мигрантов уже миллион. В основном это женщины и молодые мужчины, желающие заработать. Средняя зарплата по стране в 2015 году составила 13,3 тыс. сомов (1 рубль ~ 1,22 сома), а жители Ошской области и вообще получают в среднем 8,7 тыс. И работу найти не так просто: безработица в 243-тысячном городе составляет 10%. Несколько местных жителей​​ жаловались корреспонденту РБК на проблемы с трудоустройством из-за высокой конкуренции с выходцами из сельской местности.

В Петербурге юноша поначалу устроился в автосервис, где, как и его отец, трудился мастером по кузовным работам.

В 2013 году Акбар перешел в сеть магазинов «Суши Wok» и работал во Всеволожске под Санкт-Петербургом, сообщали петербургские СМИ. Информацию о том, что Джалилов действительно был сотрудником этой сети, подтвердил во «ВКонтакте» Отабек Джураев, который также работал в «Суши Wok».

«Я его в последний раз видел в 2014 году, — рассказал РБК давний друг погибшего Зайнтидин. — Он тогда мне сказал, что работает в суши-кафе. Я посмеялся: ты же себе всегда даже яичницу приготовить не мог! Но он ответил, что его научили».

В магазине суши платили лучше, чем в автомастерской. Сначала Джалилов каждый месяц пересылал домой 10–15 тыс. руб., потом, когда стал су-шефом, — 15–20 тыс. руб., вспоминает младший брат погибшего 17-летний Ахрор.

Загадка радикализации

После переезда в Россию каждый год Джалилов брал отпуск и ездил в Ош, но именно в эти годы наступил перерыв, рассказал Ахрор: «Я его спрашивал, когда он приехал в этом феврале, где он был. Акбар ответил, что служил в российской армии». Но никаких свидетельств этого у родственников нет: ни армейских фотографий, ни номера части, где якобы служил погибший.

Джалилов уехал из Оша в начале марта, примерно за месяц до теракта. Эту информацию РБК подтвердил источник в республиканском МВД.

Джалилов радикализировался именно в 2015 году, уверен источник РБК из управления СКР по Петербургу. По его словам, 27 декабря 2015 года в московское отделение Главного управления по противодействию экстремизму МВД на Джалилова и еще шесть человек поступило заявление по факту призывов к терроризму и угроз. Джалилов и его знакомые обещали «кафирам» (неверным) на своих страницах во «ВКонтакте», что те «умоются кровью», говорилось в заявлении. Московские полицейские переправили жалобу по месту жительства Джалилова.

В социальных сетях от имени Акбара Джалилова велось сразу несколько страниц, только во «ВКонтакте» их было минимум семь. Представитель соцсети Евгений Красников подтвердил РБК подлинность двух из них. Угрозы «кафирам» якобы поступали с одной из реальных страниц, но сейчас вся информация на них зачищена, а последние записи сделаны несколько лет назад. В фотографиях и списках интересов на одной из «незачищенных» страниц ничего подозрительного — девушки, кальян, машины, юмор, бокс, умеренные исламские группы.

Маловероятно, что радикализация Джалилова произошла именно при работе в Санкт-Петербурге, говорит собеседник РБК, близкий к местному управлению ФСБ. В городе у смертника «был не тот круг общения», утверждает он, поэтому следствие проверяет зарубежные связи Джалилова.

Еще в 2014 году Джалилов стал проявлять интерес к исламу и отращивать бороду, передавало Reuters. На протяжении 2015 года Джалилов несколько раз уезжал из Санкт-Петербурга в Турцию, якобы к дяде в Анталью, сообщало агентство со ссылкой на бывших коллег погибшего. Один из таких визитов был в ноябре 2015 года. Дядя Джалилова Хасан Кучкаров подтвердил агентству, что действительно жил в Анталье, но уехал оттуда еще в сентябре 2015 года и о поездке племянника ничего не знал. В 2016 году Джалилов также побывал в Стамбуле, где якобы отдыхал, сказал РБК источник, близкий к следствию.

О том, что Джалилов был в Турции, сообщила турецкая газета Yeni Akit со ссылкой на неназванные источники. По информации издания, его депортировали 17 декабря 2016 года. Сведения о депортации Джалилова в декабре 2016 года подтвердил источник РБК, близкий к турецкому правительству. Джалилов прибыл в Турцию в ноябре 2015 года и находился там 13 месяцев до декабря следующего года​, сказал собеседник РБК.

Последняя поездка

После ежедневных допросов младший брат Акбара выглядит подавленным и немногословным. Вместе с родителями он живет в микрорайоне Он Адыр, в противоположном конце города от Турана, где остались его дяди с женами. В 2009 году дом в Он Адыре достроил отец и въехал в него с женой, сыновьями Акбарджоном и Ахрором и дочкой.

У въезда в дом Джалиловых аккуратно насыпан гравий, контрастирующий с колдобинами у соседских участков. За жестяным забором чернеет вскопанный участок, посреди него цветет фруктовое дерево. Акбарджон помогал отцу строить бассейн и выкладывать стены дома, говорят родственники.

В последний раз он приехал в Ош в феврале 2017 года и уехал в начале марта. «Он был у нас 10–15 дней. Хотел отдохнуть, дальше вернуться на работу. Пока жил у нас, никуда особо не выходил. Играл в компьютерные гонки, он увлекался машинами», — вспоминает Ахрор. Поездка брата не выглядела прощальной, иначе он повидался бы со всеми, между тем родственники в старом доме в Туране даже не знали о приезде племянника.

Ахрор говорит, что в последний приезд Акбар не ходил в мечеть, не читал намаз и он не заметил каких-либо изменений в его поведении. Никакой подозрительной литературы брат не привез, ничего необычного не было обнаружено и на домашнем компьютере.​ Зато Акбарджон делился планами: в 2017 году доделать пристройку к отцовскому дому, вернуться из России и найти себе жену.

Поспешные аресты

Взрыв в петербургском метро произошел днем 3 апреля на перегоне между станциями «Технологический институт» и «Сенная площадь». После теракта силовики обнаружили еще одну, более мощную бомбу на станции метро «Площадь Восстания», устройство смогли обезвредить. В СКР сообщили, что на сумке, найденной на «Площади Восстания», были обнаружены генетические следы Джалилова, которому за два дня до взрыва, 1 апреля, исполнилось 22 года.

По данным следствия, предполагаемый террорист оставил взрывное устройство на станции и двинулся дальше со второй бомбой.

В пятницу, 10 апреля, по подозрению в причастности к теракту арестовали восемь человек. Басманный суд Москвы санкционировал арест до 3 июня сотрудников подмосковного кафе Содика Ортикова и Шахисты Каримовой. При обыске по месту их проживания нашли пистолет и патроны к нему, гранаты и взрывчатку. Невский районный суд Санкт-Петербурга арестовал еще шестерых — четырех уроженцев Кыргызстана и двух Узбекистана — до 2 июня. Они были задержаны в квартире на Товарищеском проспекте.

Никто из задержанных своей вины не признал, а знакомство с Джалиловым подтвердил лишь один из арестованных — Ибрагибжон Ерматов. Он сообщил, что работал поваром в кафе «Суши Wок» во Всеволожске вместе с Акбарджоном в 2015 году. По словам Ерматова, Джалилов «был гордым» и «общался только с администраторами». Свою связь с «Исламским государством» Ерматов отрицает и говорит, что о теракте узнал из интернета.

После совещания в Санкт-Петербурге, которое Владимир Путин провел вечером 3 апреля, правоохранительные органы получили команду найти возможных фигурантов дела как можно быстрее, рассказал собеседник РБК, знакомый с ходом расследования. Глава государства, утверждает источник, остался крайне недоволен местными силовиками. По этой причине следующие несколько дней оперативники задерживали всех по малейшему подозрению в связях с Джалиловым. Например, предполагаемый смертник позвонил на номер, с которого позднее звонили гражданину Таджикистана Ортикову, и тот был арестован.

Родственники не верят

Ахрор Джалилов подтвердил корреспонденту РБК, что на фотографиях останков, появившихся в соцсетях после взрыва, именно его брат. С этим согласен еще один близкий к семье Джалиловых собеседник РБК.

Несмотря на то что Ахрор несовершеннолетний, в течение нескольких дней после теракта он с утра до вечера давал показания сотрудникам ГКНБ и МВД без присутствия на допросах родных и адвокатов. «Они мне говорили, что Акбар как-то связан с ИГ. Но у него не было никакой причины связываться с ними. Он не хотел никому причинить боль, все его любили», — считает он.

Семья Джалиловых до сих пор не верит, что Акбарджон сам решил стать смертником. Его близкие считают, что его обманом заставили взять сумку и рюкзак с бомбой и привели ее в действие дистанционно. «Он любил жить, тусоваться и просто не мог этого сделать», — сказал Ахрор РБК. Версию о том, что юношу использовали как «живую бомбу», приводил и источник «Интерфакса» в силовых органах. Знакомый с ходом расследования собеседник РБК также подтвердил: следователи рассматривают версию, что Джалилова подставили. Смертником, утверждает источник, должен был стать другой человек, которому Джалилов собирался передать бомбу.

В любом случае родные покойного надеются, что им отдадут тело и разрешат похоронить его на родине (согласно кыргызским законам, власти не выдают тела террористов родственникам).

Акбарджон предлагал брату по достижении 18 лет поехать работать в Петербург из-за «хорошей зарплаты». Ахрор, несмотря на все произошедшее, все же хотел бы получить российское гражданство и работать в России, рассказал он корреспонденту РБК.

Подполье Кыргызстана

Самидин кары Атабаев — казы Ошской области, он курирует медресе региона. Напротив его кабинета висит листок со списком запрещенных в Кыргызстане экстремистских организаций — от фундаменталистов из «Хизб ут-Тахрир» до сирийского филиала «Аль-Каиды» «​Джебхат ан-Нусры». Говорить с прессой священнослужитель отказывается, ссылаясь на необходимость получить разрешение у муфтията в Бишкеке. Местные журналисты утверждают, что сотрудники ГКНБ в первые же часы после появления новости об участии Джалилова в теракте обзвонили все органы власти, в том числе и духовные управления, с указанием не давать комментарии СМИ.

Побеседовать на тему вербовки радикалов готов теолог Кадыр Маликов, член общественного экспертного совета при президенте Кыргызстана. Он указывает на транснациональный характер подполья: через российский Северный Кавказ радикалы имеют связи с экстремистами на севере и западе Казахстана, а те влияют на подполье в Кыргызстане и других странах Центральной Азии.

В последние годы в подполье Кыргызстана доминируют две основные террористические группировки: ИГ на севере и «Джебхат ан-Нусра» на юге. Завербованные уроженцы стран Центральной Азии по приезде в Сирию присоединяются к различным джамаатам, сформированным по языковому и этническому признакам. Эти формирования имеют относительную автономию под крылом крупных группировок ИГ или «Джебхат ан-Нусры».

«Первые звоночки были после начала войны в Сирии в 2011 году. С 2012 года, только по официальным данным, из Киргизии уехали воевать в Сирию 600 человек, по неофициальным — до тысячи», — рассказал Маликов.

Глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович среди основных террористических группировок страны назвал «Исламское движение Узбекистана» — исламистское подполье из этой страны действует по всей Центральной Азии. Также эксперт упомянул группировки «Катаиб Имам аль Бухари» и «Жаннат ошиклари».

Ош один раз подвергся террористической атаке. 8 мая 2003 года в офисе местного банка произошел взрыв. От ран по дороге в больницу один человек скончался. В следующем году по обвинению в участии в совершении теракта в банке и еще одном взрыве на бишкекском рынке «Оберон» были задержаны боевики Исламского движения Узбекистана Асадулло Абдуллаев и Ильхом Изатуллаев. Военный суд Кыргызстана приговорил их к смертной казни.

Каждый год в области задерживают членов «спящих ячеек» подполья, указывает Маликов. Их участники работают по единой схеме: перед открытой вооруженной борьбой они должны показать себя и вложиться в подполье материально. Для этого джихадисты проводят несколько криминальных операций, речь идет о вымогательстве или ограблении банков. Захват имущества «неправоверных» считается заслугой. Полученные трофеи радикалы делят на три части: одна идет боевикам в Сирию или собратьям в тюрьмах, другая — на покупку оружия, третья — на поддержание текущей деятельности ячейки и помощь женам задержанных.

Бойцов таких групп часто набирают из возникших в тюрьмах исламистских джамаатов. От формирования «спящей ячейки» до организации ею теракта проходит в среднем год, но когда обстановка обостряется, как в Оше в 2010 году, все происходит в разы быстрее. В среднем в такой ячейке состоит до десяти человек, но есть и одиночные джихадисты-«самоучки». Джалилов мог быть членом такой «спящей ячейки», указывал источник «Газета.Ru» в силовых органах.

Силовики стараются держать под контролем все мечети и духовные управления Киргизии. Под колпаком оказываются и нелегальные молельни на частных квартирах. «Подполье уходит еще глубже», — констатирует Маликов.

Цели и методы вербовки

Поскольку силовики постоянно выявляют радикальные ячейки внутри страны, вербовщики активизируются в эмигрантских общинах. Такие общины — лучшая питательная среда для вербовки. На чужбине за молодежью не следят аксакалы, муллы, шейхи, потенциальные жертвы пропаганды радикалов оторваны от семьи. Современные методы вербовки учитывают тонкие психологические нюансы, и превращение светского человека в смертника может пройти всего за несколько месяцев.

Типичная жертва вербовки — выходец из небогатой семьи, не имеющий религиозного образования. «Недостаточно знать лишь некоторые принципы ислама и иногда читать Коран, чтобы утверждать, что ты религиозен, — рассуждает координатор кыргызского аналитического исследовательского института «Сереп» Искендер Ормон. — Важна систематичность таких занятий. У нас есть много религиозных учебных заведений, медресе, и из них радикалы не выходят. Экстремистами как раз становятся те, кто не знает религию».

Эмигранты из Центральной Азии, особенно те, что сейчас проживает в России, находятся в очень сложном положении, с трудом находят работу и жилье, указывает Ормон. Из-за этого у них накапливается агрессия, их взгляды день за днем обостряются, и таких людей вербовать очень легко, рассуждает эксперт.

Экономический кризис и социальная депрессия становятся основными факторами для вербовки граждан из Центральной Азии в России, подтверждается в презентации от 2017 года общественной организации Search for Common Ground, с которой ознакомился корреспондент РБК. Автор документа конфликтолог Икболжон Мирсаитов разбирает схему вербовки джихадистов в Сирию. Главным способом остаются встречи «лицом к лицу» в крупных городах. Вербовщики находят свои цели в общежитиях, на рынках, при мечетях, на стройках. Как правило, они говорят о том, что к трудовому мигранту несправедливо относятся в России, потому что он мусульманин, он достоин лучшей жизни и не должен позволить страдать единоверцам.

На первом этапе вербовщики создают ролики с обращениями на родных языках, стараясь эмоционально воздействовать на аудиторию. Далее, отмечается в документе, жертва вербовки начинает сама искать дополнительную информацию и втягивается в процесс. На этом этапе человек замыкается, отрывается от родных, которые представляются ему впавшими в «джахилийа» (невежество). Затем новобранец мысленно примеряет на себя образ участника боевых действий — именно тогда он начинает полностью верить вербовщику и отбрасывать все сомнения. На заключительном этапе для жертвы составляется маршрут в зону боевых действий.​​


© CA-NEWS: Центральноазиатская новостная служба, 2007-2017.
Все права защищены и охраняются законом. Любое использование материалов сайта допустимо при условии ссылки на CA-NEWS . Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
Редакция может не разделять мнения авторов статей в рубрике "Обзор прессы" и "Анализы и комментарии".
Наш адрес:
Кыргызстан, г.Бишкек, ул. Московская 189
news@ca-news.org
canews.kg@gmail.com
Телефоны: +996 312 35 30 91
+996 312 65 03 09