[РУС] [ENG] [КЫРГ]
  19 августа 2019
Центральноазиатская новостная служба
экономика общество политика новости компаний происшествия спорт
Девушки ищут в Сети принцев, а находят боевиков: как экстремисты зомбируют людей

CA-NEWS (KZ) -  С марта в Казахстане действует новая государственная программа, направленная на противодействие религиозному экстремизму. Руководитель управления по делам религий Карагандинской области Нурлан Бикенов рассказал в интервью корреспонденту Today.kz , как в регионе пресекают распространение террористических идей.

bc10a257-d043-48b6-a44a-73fae2bd4938

– Насколько актуален вопрос радикализма в Центральном Казахстане и, в частности, в Карагандинской области?

– Вопрос о радикальной идеологии стоит сегодня очень остро. Для ее решения и было создано наше управление. Я знаком со всеми лидерами радикальных течений в нашем регионе, я встречаюсь с ними и беседую. Моя миссия, как руководителя управления по делам религий, разъяснить им законы и устои нашего государства, чтобы предостеречь их от нарушений. К сожалению, нарушения из-за незнания законов совершаются систематически. Только за последние три года правоохранительными органами были задержаны за совершение и подготовку терактов около пятидесяти человек.

– На активность сторонников терроризма влияет географическое расположение населенного пункта, где они разворачивают свою опасную деятельность?

– Зомбировать сознание человека и сделать его сторонником радикального течения можно как в далеком селе, так и в большом городе. Но наше внимание привлекает Балхашский регион, а также Сатпаев и Жезказган. Несколько лет назад спецслужбы выявили группировку, которая дислоцировалась в поселке Гульшат возле Балхаша. Родные братья и их единомышленники изготавливали самодельные взрывные устройства, чтобы совершить террористический акт в военной части Российской Федерации, дислоцирующейся в Балхаше.

Когда их обезвредили спеслужбы, я с одним из парней лично разговаривал в изоляторе. За недонесение о готовящемся акте терроризма специализированный суд по уголовным делам назначил ему 12 лет колонии. Осужденный пытался обжаловать судебный акт, считая его незаконным, а себя называл жертвой судебной ошибки. Я у него в изоляторе спрашиваю: "Разве ты не виновен?". Он отвечает: "Я не мог донести на своих родственников". То есть, они считают друг друга родными, воспитывают в себе преданность своей идее!

Эти ребята были под влиянием своих шейхов, которые посредством Интернета, находясь в другой точке планеты, дают установку совершить джихад против неверных. Интернет не имеет границ, вербовку осуществляют зачастую через соцсети

Известны случаи, когда девушки знакомились через Интернет с боевиками и, после короткого общения с ними, принимали твердое решение уехать в ту же Сирию. В Карагандинской области несколько девушек пытались уехать в горячую точку, но благодаря действиям сотрудников департамента КНБ, их поездка не состоялась.

– Что тянет туда девушек? Романтика?

– В большинстве случаев – именно романтика. На фотографиях в Интернете они видят брутального вооруженного мужчину, и им хочется стать его принцессой. Это обман, ловушка. Девушек завлекают туда для сексуального рабства. Есть и случаи, когда девушки стремятся туда не ради любви, а чтобы помогать боевикам творить джихад.

Свежий пример: 30-летняя карагандинка, врач по образованию, пыталась вывезти несовершеннолетнего родственника в Сирию и сама хотела стать участницей международной террористической организации ДАИШ (запрещена в Казахстане). Она была поймана сотрудниками департамента комитета национальной безопасности на посту "Сокур" при попытке уехать из Караганды в Сирию.

Следствие установило, что она хотела помогать боевикам в лечении – оказывать первую медицинскую помощь во время боев. Она сумела связаться с боевиками по Интернету и убедить их принять ее в свои ряды.

Кто-то из переговорщиков расписал ей маршрут поездки к ним – автомобильным сообщением и затем авиаперелетом. С собой женщина хотела взять младшего брата своего мужа, который не достиг 18 лет. Но, не получив согласие его матери, пообещала забрать его позднее. Ее осудили приговором специализированного суда по уголовным делам Карагандинской области к длительному сроку лишения свободы. Женщине вменили совершение преступлений по двум статьям Уголовного кодекса – 259-й "Незаконное хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ" и за попытку стать участницей деятельности террористической группы по статье 24-257 УК.

– Какая работа проводится по переубеждению людей с таким деформированным сознанием по отношению к радикальной идеологии?

– Тяжело переубедить того, кто имеет свои религиозные принципы. Тут нужны очень сильные специалисты-теологи. Они в Карагандинском регионе есть: окончили в Алматы университет исламской культуры "Нур-Мубарак", владеют арабским языком, отлично знают Коран. Но есть проблема – им не хватает практического опыта, они молоды, в этом университете готовят богословов. Не все могут вступить с человеком в теологическую дискуссию.

Салафиты появились не внезапно. Они длительное время входили в общину, спорили с имамами, вели за собой молодежь

Государство проявляло терпимость, но когда они перешли в политическую плоскость и стали совершать теракты, покушаться на представителей власти, полиции, тогда уже государство начало реагировать. Государство должно защищать своих граждан. Ситуация с Сирией отрезвляет людей. Сначала, когда ИГИЛ (запрещена в Казахстане) сформировалась и начала запускать свою пропаганду, многие граждане нашей страны хотели уехать туда. Но мы показывали им видео того, что происходит там на самом деле – это война, смерть, конфликты.

– Зачастую вербовке подвергаются молодые люди, едва достигшие совершеннолетия. Может, следует сместить акцент проведения профилактической работы на их родителей? Ведь именно дома формируется личность и идеология.

– В отдельных случаях мы с теологами и имамами встречались с родителями парней и девушек, которые были завербованы этой идеологией. Мы беседовали с мамами и папами и просили переубедить детей и вернуть их домой. Но они отвечали, что дети самостоятельно приняли такое решение.

А позднее эти родители приходили к нам и со слезами просили: "Помогите их разыскать и вернуть домой". Как мы вернем их, где мы будем их искать, с какой экстремистской организацией выходить на связь? К счастью, сейчас практически никто не уезжает. Люди поняли, что в Сирии делать нечего

Согласно официальным данным КНБ, за последние пять лет предотвращен выезд в зоны террористической активности 608 рекрутов-казахстанцев: в 2013 году переубедили 168 человек, в 2014 – 136, в 2015 – 151, в 2016 – 91, в 2017 – 62. В прошлом году 125 казахстанцев вернулись из сирийско-иракской зоны, 57 из них были осуждены.

print
Комментарии
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Who is Who о нас Реклама
×